Матрица ?>

Матрица

В первой части, на основе простого и понятного опыта с двумя щелями, мы показали, что реальный мир не таков, как он представляется наблюдателю, истинная суть вовсе не такова, какой нам кажется. При попытке «подсмотреть», нам показывают не то, что есть на самом деле, а некоторую иллюзию, которая имеет слабое отношения к тому, что есть на самом деле, дает некоторую интерпретацию. Есть с чего, чтобы крыша поехала! Но это, увы, еще не все. Еще есть одно не менее потрясающее явление — Квантовая сцепленность (англ. entanglement «запутанность, перепутанность»).

Ну и что же такого потрясающего в этой самой квантовой сцепленности, спросит иной читатель. А потрясающе то, что она отвергает как все наши обыденные представления, так и все, что связано с физикой изучающей «материальный» мир. В материальном мире существует абсолютный запрет на перемещение со скоростью превышающей скорость света. Здесь же мы имеем дело с тем, что если два квантовых объекта сцеплены, то любой из них мгновенно, меняет свое состояние, если изменится состояние другого. Т.е. нарушается принцип причины и следствия, ибо изменения происходят без воздействия, т.к. любое воздействие (например информационное сообщение от первого второму, или любая другая причина) передаются с конечной скоростью. А наши обыденные представления рушатся от того факта, что в квантовом мире будущее может влиять на прошлое! Именно с этим спорил Альберт Эйнштейн: если нарушаются неоспоримые для физики постулаты, подобные закону сохранения энергии, то следует искать скрытые причины, почему это имеет место быть.

И вот в 1964 году Джон Белл получил новый и неожиданный для многих теоретический результат. Он доказал, что можно провести определенный опыт, результаты которого позволят определить, действительно ли квантово-механические объекты описываются волновыми функциями распределения вероятностей, как они есть, или же имеется скрытый параметр, позволяющий точно описать их положение и импульс, как у ньютоновского шарика, на необходимости чего настаивал Эйнштейн. Результаты последующих экспериментов по проверке неравенств Белла дали ошеломляющее подтверждение квантовой механики.

А Эйнштейн, похоже, был неправ: Бог все-таки играет в кости со Вселенной. Возможно, Эйнштейну все-таки следовало прислушаться к совету своего старого друга и коллеги Нильса Бора, который, в очередной раз услышав старый припев про «игру в кости», воскликнул: «Альберт, перестань же ты, наконец, указывать Богу, что ему делать!»

Так какова же физическая реальность на сегодня, какую «объективную» картину мира нам рисует современная наука?

Неоспоримо доказано, что есть некий мир, из которого строятся элементарные частицы, имеющий волновую природу, но при попытке «подсмотреть» за ним, рисующий нам некие «шарики», «материальные частицы», из которых, как нам кажется, состоит мир. О том, скрытом от нас мире мы знаем, по образному выражению Роджера Пенроуза, лишь по отбрасываемым им в наш «реальный» мир теням. И тени эти приходят в результате коллапса волновой функции, ее схлопывания, в тот момент, когда мы пытаемся подсмотреть в этот скрытый от нас мир. В том мире нет времени, нет пространства.

Ну а что делать убежденным догматикам от материализма-атеизма? Хочу посоветовать им их излюбленный рецепт, принцип «бритвы Оккама» — не плодите, ребята, сущностей: материя в этом мире, сущность лишняя – достаточно одной игры Разума, чтобы описать наблюдаемую вселенную. Пока не будет найдено достаточных оснований к тому, что без материи ну никак не обойтись в объяснении сущего, до тех пор будем жить в Матрице.

Кстати, подобная философия родилась задолго до квантовой физики – солипсизм называется. И еще один посыл, что материалистам и атеистам следует крепко призадуматься, служит высказывание гениального советского математика, атеиста, материалиста – академика Колмогорова. В своей статье «Автоматы и жизнь», он, имея ввиду моделирование искусственного разума на цифровых устройствах, сказал следующее: «Если говорить в более серьезном тоне, то можно сказать следующее: точное определение таких понятий, как воля, мышление, эмоции, еще не удалось сформулировать. Но на естественнонаучном уровне строгости такое определение возможно. Если мы не признаем эту возможность, мы окажемся безоружными против аргументов солипсизма».

На сегодня существуют как строгие доказательства того, что искусственный разум на алгоритмических устройствах невозможно реализовать, так и достаточный практический опыт, который показывает, что компьютеры творческому процессу не обучаемы абсолютно. Так что какой религиозный вариант ученый выбирает для себя – материализма, солипсизма, буддизма или еще какого «изма» – вопрос его внутренних религиозных убеждений и ссылаться на науку в своем выборе абсолютно не правомерно и не корректно.

Наука ничего никому не доказывает, не в этом ее миссия и предназначение, но это уже другая тема, думаю мы об этом еще поговорим.

GD Star Rating
loading...

Еще статьи на тему:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на рассылку

Введите Ваш E-mail, что бы быть в курсе


Subscribe!