Куда делась объективная реальность?! ?>

Куда делась объективная реальность?!

«Объективная реальность испарилась» – заявил первооткрыватель квантовой механики Вернер Гейзенберг. Квантовая механика, открытая Гейзенбергом в 1925 году, совершила революцию в нашем понимании «объективной реальности», которая, однако, не проникла в умы большинства наших современников и поныне.

Согласно квантовой механике состояние системы может изменяться двумя принципиально различными способами. В первом варианте, когда квантовая система предоставлена самой себе, т.е. когда ее не наблюдает никакой «наблюдатель», происходит причинное динамическое изменение состояния системы, которое описывается дифференциальным уравнением Шредингера. Второй вариант развития событий, имеет место тогда, когда происходит наблюдение за ее изменением, т.е. «наблюдатель» присутствует. Так вот в этом, втором, случае состояние системы мгновенно изменяется, как только она начинает взаимодействовать с измерительным прибором, т.е. «наблюдателем». Такая, «наблюдаемая система» уже не поддается описанию при помощи уравнения Шредингера. Эффект изменения ее состояния в момент наблюдения называется редукцией квантового состояния системы или ее коллапсом.

А сейчас сделаем временное отступление от темы квантовой физики. По историческим меркам одновременно с открытием Гейзенберга, а точнее, всего через пять лет другим гением, Куртом Гёделем была открыта теорема о неполноте. Одно из следствий этой теоремы то, что можно доказать, основываясь на неопровержимых постулатах противоречащие друг другу вещи, типа, если A равно B, и в то же время доказать что B не равно A. Вот таким было начало того XX века! И насколько созвучна парадоксальность доказательства Геделя открытию парадоксов в квантовой физике!

Через несколько лет выводы Геделя попытался проверить еще один живший тогда гений – Алан Тьюринг. Он установил, что идеальная вычислительная машина (т.е. имеющая неограниченный объем памяти и сколь угодно высокое быстродействие) сможет решать лишь тот круг задач, на который она запрограммирована и ни при каких условиях не сможет сама изменить заложенный в нее алгоритм, чтоб решить иной круг задач.

В конце века один из крупнейших современных специалистов в квантовой физике сэр Роджер Пенроуз, основываясь на доказательствах Геделя и Тьюринга строго доказал, что, компьютер никогда не сможет думать как человек и в принципе не способен к творчеству, более того, человеческий разум не сможет быть описан средствами математики ни в каком разумном смысле.

Помимо Пенроуза к подобному выводу пришел российский академик, биофизк Чернавский, исходя совсем из других рассуждений .

Но вот что здесь интересно, на что обращает внимание Пенроуз: работой компьютера управляет нематериальная идея. В самом деле: не важно с какого носителя вводится информация. Это может быть лазерный или магнитный диск, а могут быть отверстия, пробитые на бумажной ленте или перфокарте, а перед тем как «набить» перфокарту эта мысль может быть выражена шариковой ручкой на листе бумаги  – не суть важно, важна мысль, которая отражена на том или ином носителе.

Так что же управляет компьютером? Идея, которая пришла от творца-человека, того, кто поставил задачу программисту. Хорошо, идею компьютер получает от Человека, рассуждает Пенроуз, но сам Человек откуда черпает идеи?! Ведь они не материальны, и где-то до головы Человека должны находиться?! Как нематериальная идея начинает управлять, скажем, мозгом (если мы допустим что мозг это нечто вроде компьютера), на каком носителе она может попасть в мозг?! Пенроуз делает предположение, что должно существовать некое идеальное пространство – пространство идей, которое нигде не локализовано, в котором нет течения времени и нет пространства и доступ к которому получает мозг (наиболее вероятно — мозг) живого существа.

Так вот, Пенроуз, как специалист, высказывает гипотезу, что связь между идеальным пространством и материей осуществляется именно, той самой  редукцией волновой функции состояния квантовой системы, или коллапсом, с которого мы начали этот разговор.

И это настоящая научная гипотеза, которую можно, по мнению Пенроуза, подвергнуть строгой экспериментальной проверке. Метафизическое, идеальное Платоновское пространство получает право на проверку в современной науке!…

…Гейзенберг отчетливо понимал, что формализм квантовой теории невозможно интерпретировать в рамках наших интуитивных представлений о пространстве и времени или о причине и следствии. Огромным его достижением было то, что ему удалось найти точную математическую форму для ограничения этих наших классических представлений. Теперь эти ограничения называют «принципом неопределенности Гейзенберга».

Этот принцип указывает меру влияния ученого на свойства наблюдаемых объектов в процессе измерения. Он указывает, что наблюдаемый нами мир не столь уж и «объективный», как нам кажется. Именно по этому поводу Гейзенберг писал, что традиционное ньютоно-картезианское мировоззрение так глубоко проникло в человеческий ум за три столетия своего беспредельного владычества, что потребуется много времени, прежде чем оно будет вытеснено иным отношением к реальности.

Великий физик оказался прав, увы, и в этом. Философия Гейзенберга в те годы с трудом пробивала себе дорогу даже в среде физиков-профессионалов. А сам Гейзенберг, беседуя с Фритьофом Капра в апреле 1972 года в Мюнхене, с печалью заметил, что является физиком особого рода, который, в ответ на обвинения коллег в чрезмерном пристрастии к философии, вынужден для их успокоения «выть по-волчьи».

Конечно, за истекшие тридцать с лишним лет ситуация в физической науке существенно изменилась, но эти изменения, согласно предсказанию Гейзенберга, почти не затронули мировоззрение подавляющего большинства наших современников. Однако, ряд последних открытий в таких областях науки, как психология, биология, синергетика, математика, как, впрочем, и в самой физике, позволяют нам надеяться, что время ревизии ньютоно-картезианской модели мира наступило.

Гейзенберг и Шредингер, вбросив в научное сообщество этот горячий каштан, практически никогда не участвовали в спорах по поводу их интерпретации.

Хорошо известная дискуссия шла между Альбертом Эйнштейном, и Нильсом Бором. «Создатель не играет в кости со Вселенной» — говорил Эйнштейн, на что Бор отвечал: «Альберт, не решай за Бога, во что ему играть!» Но это еще одна захватывающая тема, заслуживающая отдельной статьи. И так, продолжение следует! Продолжение, в котором приведем мнение не церковного мракобеса, а уважаемого, всемирно признанного ученого о том, что, вполне возможно, никакой материи вообще нет, а есть только чистый Разум, игра которого и порождает осязаемую нами Вселенную… Такая вот «бритва Оккама»: не нужно плодить лишних сущностей: достаточно одного Разума и всякая Материя становится лишней. Такая вот Матрица (продолжение->)

GD Star Rating
loading...
Куда делась объективная реальность?!, 5.0 out of 5 based on 1 rating

Еще статьи на тему:

One thought on “Куда делась объективная реальность?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на рассылку

Введите Ваш E-mail, что бы быть в курсе


Subscribe!