Интеллект растений – факт или вымысел? ?>

Интеллект растений – факт или вымысел?

Скептик

Опыты  по обнаружению «первичного восприятия» растений, такие, например, о которых рассказал в своей статье В.Н. Пушкин,  в случае признания их воспроизводимости, настолько меняют привычную картину мира, что до сих пор не воспринимаются обществом и постоянно подвергаются критике скептиков.

При этом, как правило, критикуют не опыты Пушкина, а опыты Бакстера. Вот, например, что пишут на одном из сайтов скептиков:
«Известный советский специалист по физиологии растений профессор И. Гунар рассказывал, что он в своей лаборатории пытался повторить опыты Бакстера. При этом пользовался гораздо более чувствительной аппаратурой. Неподалеку друг от друга поставили кувшины с подсолнухом и мимозой. К мимозе присоединили прибор, а листья подсолнуха стали подстригать ножницами. Никакой реакции со стороны мимозы, естественно, не последовало. Никакого сочувствия к попавшему в беду соседу. Но вот лаборант шагнул к мимозе — стрелка тут же качнулась. Реакция?
— Любой школьник, знакомый с азами физики, поймет,— говорит Гунар,— что это было отнюдь не чудо. Всякое физическое тело или система тел, способные проводить ток, обладают определенной электрической емкостью, которая меняется в зависимости от взаимного расположения этих тел, Стрелка нашего гальванометра стояла незыблемо, пока оставалась неизменной емкость системы. Но вот сотрудник лаборатории приблизился к прибору, и распределение электрических зарядов в системе нарушилось…
Известны ли эти азы Бакстеру? Трудно предположить, что неизвестны…
Чем объяснить, что многие верят в нехитрые бакстеровские подтасовки? Представление о «думающих», «чувствующих» растениях нравится. С растениями многие имеют дело — в собственных садиках, оранжереях, теплицах. Видят, что они откликаются на уход, на заботу. Эти люди сами близки к тому, чтобы наделить своих подопечных сознанием. Довольно небольшого толчка, исходящего от «науки», чтобы очеловечение растений состоялось»
.

Данные Гунаром опровержения показывают чем хороший ученый отличается от гениального. В статье  «Гроб Магомета» я писал, что ученые с «кривыми ручками» были не в состоянии повторить даже опытов с «железом», которые делал российский экспериментатор Подклетнов. Что уж тогда говорить, когда речь идет о живых, мыслящих организмах? Владимир Дуров был столь искусным дрессировщиком, что смог дурачить ученых, даже великого Бехтерева, другой человек не сможет и кошку приучить к туалету, а немецкую овчарку исполнять команду «сидеть». Так исходя из этого «опыта» какой мы должны сделать что это собаки не способны исполнять простейшие команды, или это «ученый» такой?

У растений, если исходить из того, что это живые существа, и которые мы проверяем на интеллект, так же следует предпложить разные способности, как между видами, где мимоза стыдливая может реагировать на прикосновение, а есть дубы, которым все нипочем. То же самое:  есть собака, которая все понимает с полуслова, а есть кошка, «которая гуляет сама по себе». Так что, ученый, который не может понять столь простых вещей, не ученый, а всего лишь школяр-зубрила.

Честь и хвала Бакстеру, что он не прошел мимо обнаруженного явления, и не будем судить строго за то, что он не смог разработать стандартных условий, при которых эффект может быть обнаружен стабильно. Это удалось сделать советскому исследователю В.Н. Пушкину, кто не в курсе о чем идет речь, можно прочесть публикацию из журнала «Знание — Сила» и главу лично им написанную,   из их совместной работы с А.П. Дубровым.

Гунар, возможно, критиковал работы Бакстера еще до того, как свои работы провела исследовательская группа Пушкина, поэтому мы обратимся непосредственно конкретно к критике именно работы данной исследовательской группы.

Автор критической статьи, из которой я ниже привожу отрывок, Г.Ф. Плеханов — доктор биологических наук, профессор Томского университета, известный биофизик и эколог, врач и инженер-радиофизик по образованию, был хорошо знаком с данной тематикой и сам участвовал в постановке опытов подобной направленности.

Вот что он писал о работах Пушкина (Тайны телепатии: «Феномен Умного Ганса», М., Вече, 2004).
«Здесь каждая фраза или ее часть могли бы претендовать на Нобелевскую премию, если бы они хоть немного соответствовали истине.

Вторая часть «Экспериментальная психология паранормальных явлений» открывается главой «Биоинформационный контакт человек — растение». Здесь В.Н. Пушкин начинает с пересказа сенсационных работ К. Бакстера по связи электрических потенциалов растений с состоянием живых существ его окружающих. Суть так называемого Бакстер-эффекта состоит в том, что если поблизости от зеленого растения умертвить или раздражать какое-то животное (растение), то на присоединенных к растению электродах иногда возникает электрический ответ наподобие кожногальванической реакции. Аналогичный электрический ответ возникает и тогда, когда человек подходит к этому растению, чтобы нанести ему какое-то повреждение. Однако такие реакции растения отмечались не всегда, то есть воспроизводимость их не является абсолютной.

Для устранения невоспроизводимости феномена В.Н. Пушкин решил применить гипноз, чтобы человек мог более сосредоточенно внушать «растению». Результат оказался вполне однозначным. «Дальше мы получали электрическую реакцию с листа растения столько раз, сколько хотели, и в те моменты, когда нам это требовалось», причем расстояние от человека до растения составляло один-два   метра. В дальнейших опытах использовались лица, занимавшиеся аутогенной тренировкой, которые произвольно могли вызвать ответную реакцию растения. Более того, в специальном эксперименте, когда в опыте было задействовано два растения, испытуемый мог произвольно вызвать электрический ответ только у выбранного.»

Фактическая сторона исследований никаких сомнений не вызывает. Мы также в свое время проводили эксперименты по проверке Бакстер-эффекта и получили очень красивые результаты, эффектно демонстрировавшиеся публично.

На растении — пара электродов, присоединенных че-рез усилитель к самописцу. Одному из присутствующих предлагается подойти к растению и мысленно нанести ему травму. Например, отрезать листок. Чтобы все выглядело более объективно, человеку в руки даются ножницы, он подходит к растению, делает вид, что хочет отрезать лист, и сразу же наблюдается электрическая реакция растения. Если мимо растения проходит другой человек или тот же, но настроенный не агрессивно, — никакой реакции растения нет.

А объяснение тут простое. Человек за счет трения одежды (обуви с изолирующими подошвами) накапливает на своей коже некий электростатический заряд. При этом разность потенциалов между человеком и землей достигает 10— 30 киловольт. Известно также, что любой заряд обладает свойством стекать с острия. Вот и ответ на вопрос, почему человек с ножницами в руках вызывает ответную электрическую реакцию у pастения даже на сравнительно большом расстоянии.

Более того, величина заряда на коже человека, а следовательно, и потенциала зависит от многих внешних и внутренних причин. К ним относятся влажность воздуха и сопротивление тканей, соприкасающихся с человеком, их способность вызывать накопление электрического заряда за счет трения. Из внутренних причин существенную роль играет психофизиологическое состояние человека, выраженность эмоций, степень потливости, определенный настрой. Все это определяет так называемый «электрический портрет человека». Об этом хорошо и подробно сказано в докторской диссертации и ряде публикаций Ю.В. Торнуева.

Действительно, каждый человек создает вокруг себя электрическое поле, которое можно зарегистрировать на расстоянии в несколько метров. Его величина, форма, асимметричность во многом зависят от перечисленных выше причин. Взаимодействие электрического поля человека с растением вызывает у последнего электрическую реакцию, вот в чем, собственно, и состоит механизм Бакстер-эффекта. Правда, здесь не все еше ясно, изучать «электрический портрет человека» и влияние на него различных физических, физиологических и психических факторов необходимо. Но это уже другой вопрос».

Здесь важно следующее: скептик хорошо знаком с опытами и не сомневается в корректности их постановки. Он сомневается в интерпретации полученных результатов. А интерпретация была бы, возможно той же самой, что и у Пушкина, если бы скептик не был столь зашорен.

Скептик, подсознательно делает подмену, я не думаю, что он делает это намеренно, а именно в силу того, что его интуиция, его опыт, его внутренние убеждения толкают его к тому, что этого не может быть, потому, что не может быть никогда. Он совершает подмену, которая может быть не замечена скептически настроенным читателем: критикуя опыты Пушкина, он ссылается на работы Бакстера и свой собственный опыт их воспроизведения. Пушкин же, являясь, в отличие от Бакстера, не любителем-экспериментатором,  а серьезным ученым-исследователем, отдавая дань Бакстеру, как первопроходцу, нашел способ значительно повысить воспроизводимость опытов, нашел те условия, которые делают исследования более стандартными, воспроизводимыми. Но наш скептик, критикует работу Пушкина, ссылаясь на СВОИ ОПЫТЫ, а не Пушкина: «Чтобы все выглядело более объективно, человеку в руки даются ножницы, он подходит к растению, делает вид, что хочет отрезать лист, и сразу же наблюдается электрическая реакция растения.

А объяснение тут простое. Человек за счет трения одежды (обуви с изолирующими подошвами) накапливает на своей коже некий электростатический заряд. При этом разность потенциалов между человеком и землей достигает 10— 30 киловольт. Известно также, что любой заряд обладает свойством стекать с острия».

Так и хочется воскликнуть — окстись, сердешный! Какие ножницы, о чем Вы говорите-то!? Индуктор сидит на стуле в состоянии гипнотического сна! Никаких ножниц у него нет!!! И против индуктора стоят, стоят РЯДОМ, ДВА ПОДОПЫТНЫХ РАСТЕНИЯ, и реакция возникает у любого из этих растений — по выбору экспериментатора. Каким образом из «ножниц», которые находятся в сознании индуктора заряд выбирает из двух рядом стоящих растений именно то, которое задумал экспериментатор? Причем, характер энцефалограммы меняется в зависимости от того состояния, в котором находится индуктор – гипнотизер погружает мысленно его в комфортные и дискомфортные условия.

Гипотеза же скептика о том, что растениям может передаваться электрическое поле индуктора, не противоречит опытам Пушкина и, неважно, каким физическим полем, или иным образом, но растение воспринимает именно ОБРАЗ: в гипнотическом трансе индуктор не видит растений, он только рисует образ того или другого из участвующих в эксперименте растений в своем сознании, отождествляя себя с выбранным экспериментатором растением именно зрительная ассоциация индуктора с тем или иным растением, растением и воспринимается.

Чтоб добиться своего гениального результата этим исследователям не понадобилось синхрофазотронов и коллайдеров. Пара стульев, и энцефалограф. И они добились всего что лежало и рядом с другими исследователями. Но степень гениальности всего сделанного определяется именно тем, что до сих пор скептикам это в голову не лезет. В этой голове уже давно уживается  и эйнштейновское замедление времени и шиза с кошкой Шредингера, а вот это – ни в какую! Не смотря на обманчивую простоту опыта.

И вот какие выводы делает Пушкин: «Анализ работы мозга показывает, однако, что с помощью теории двоичного кода нельзя объяснить всю сложность процессов, разыгрывающихся в коре больших полушарий. Известно, что одни клетки коры отражают свет, другие – звук и прочее. Поэтому клетка мозговой коры способна не только возбуждаться или тормозиться, но и копировать разные свойства предметов окружающего мира. Ну а химические молекулы нервной клетки? Молекулы эти могут находиться как в живом существе, так и в существе умершем. Что же касается психических явлений, то они – свойство только живых нервных клеток». – Это гениальное прозрение! Через четверть века Роджер Пенроуз докажет, что, действительно, с помощью двоичного кода, а еще точнее, вообще ни в каком разумном смысле численно моделировать работу сознания невозможно!

В заключение сошлемся еще раз на работу В.Г.Карманова,  где растения управляли работой механизмов теплицы. Шарлатаном назвать отца русской физики академика Иоффе, даже у самых завзятых скептиков ума и такта вряд ли хватит. Так вот, опыты, проведенные Кармановым в лабораториях под патронажем Иоффе, можно считать комплексным тестом на интеллектуальность растений: попробуйте обучить чему-нибудь подобному высокоорганизованное млекопитающее – домашнюю кошку сиамской породы, тому, чему в опытах Карманова делала фасоль сорта «Робюст».

Разумеется, в своих опытах Пушкин пошел значительно дальше, он доказал наличие экстрасенсорных способностей у растения – прием мыслей от человека и у человека-индуктора: способность передавать мысленные образы на расстояние.

Повторить опыты Пушкина стоит ноль по сравнению с теми затратами, которые человечество платит прожорливой современной науке. Так великое Учение о глобальном потеплении обошлось человечеству в такие дикие миллиарды, которые не снились ни каким Эйнштейнам.  А ведь если бы опыты Пушкина были перепроверены и подтверждены, то гипотеза Лавлока о том, что Земля – единый организм стала бы не гипотезой, а научной теорией много лет назад, и никто бы не держал в голове, что человечество может в ручную подправить работающий огромный живой организм, который представляет все живое сообщество этой планеты.

Сколько средств человечество вбухало в постройку монстра — ускорителя в штольнях Швейцарии, если б долю процента отдать тем, кто изучает огромную Вселенную – самих себя, нас, не познанных не изученных, не понятых даже в малейшей степени, если идут такие споры даже об обычном  горшке с цветком, о стебле фасоли сорта «Робюст», а мы вбухиваем средства на то, чтоб понять то, что от нас за миллиарды световых лет…

GD Star Rating
loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на рассылку

Введите Ваш E-mail, что бы быть в курсе


Subscribe!